Город - призрак, символ разделенной страны.

 

Вароша Кипр Фамагуста

Вароша – роскошный пригород цветущей Фамагусты, жемчужины северного Кипра. Фешенебельный средиземноморский курорт привлекавший своими кристально прозрачными водами, роскошными отелями, манивший огнями респектабельных ночных клубов и казино богатых прожигателей жизни. На местном променаде можно было запросто встретить роскошную Лиз Тейлор об руку с ее вечным воздыхателем Ричардом Бартоном. В Вароше расслаблялись и набирались сил для покорения новых творческих вершин Шон Коннери, Рашель Велш, восхитительная Бриджид Бордо выгуливала на местной набережной своих многочисленных мопсов.

Все это великолепие в одночасье обрушилось в бездну солнечным июльским утром 1974 года. В континентальной Греции в то время пришли к власти “черные полковники” и турки, заподозрив их в желании захватить Кипр ввели в Варошу своих десантников. Греческое население северного Кипра практически в полном составе бежало на юг острова. По началу никто не представлял всю глубину той пропасти, которая разверзлась между людьми жившими веками по соседству, ходившими в гости друг к другу, совместно обсуждавших городские новости в местных кофейнях. Все кончилась между ними теперь только кровь и ненависть.

Вароша – величественные руины отелей развалины роскошных вилл, разрушенные останки фешенебельных ночных клубов и казино. Сегодняшний день. Толпы различного рода ворья от турецких вояк до местных жителей несколькими волнами прошлись по покинутому городу, прибирая к нечистым рукам своим все что плохо или хорошо лежит, доканывая до конца былое великолепие этого места.

Никто не имеет право селится в здесь. Существует некая резолюция ООН. Какой во всем этом смысл не ясно. Хитрый Аннан (который Кофи ну генсек ООН) вместе с американскими партнерами в свое время придумал план по объединению Кипра. Но местным грекам он не подошел, уж очень много преимуществ сей документ давал туркам и в многострадальную Варошу никто не вернулся.

В наши дни Вароша это призрак, это немой укор людям, допустившим в души свои гнев и гордыню, и только обоюдное покаяние и прощение исцелит и успокоит, их. Ни третьего, ни десятого не дано.